Астрахань

Продолжить

В Астрахань Дюма прибыл 26 октября 1858 г. Сохранился полицейский рапорт о посещении Дюма Астрахани.

«Во исполнение секретного предписания вашего превосходительства от 4 сего октября за № 97, имею честь почтительнейше донести. Французский литератор Александр Дюма, по прибытии в г. Астрахань 14 октября, остановившись на указанной ему квартире в доме коммерции советника Сапожникова, немедленно сделал визиты астраханскому военному губернатору контр-адмиралу Машину и управляющему Астраханской губернией статскому советнику Струве, у которого в этот день обедал и провел весь вечер; на другой день, по распоряжению управляющего губернией, были ему показываемы армяне, татары и персы в домашнем их быту и в национальных костюмах, потом он обедал у военного губернатора и вечером, в сопровождении г. статского советника Струве, сделал визит персидскому консулу, а после того посетил на несколько минут танцевальный вечер в доме благородного собрания. 16 октября, по приглашению контр-адмирала Машина, присутствовал на торжественном молебствии, бывшем по случаю начатия работ по углублению фарватера реки Волги верстах в 15-ти от Астрахани, оттуда в сопровождении старшего чиновника особых поручений начальника губернии Бенземана, адъютанта военного губернатора Фермора и нескольких охотников отправился на охоту и для осмотра обширных рыбных ловлей Учужной конторы, откуда возвратился в Астрахань на частном пароходе и ужинал у г. управляющего губернией; 17 числа утром на казенном пароходе «Верблюд» в обществе военного губернатора и лиц, сим последним приглашенных, отправился вверх по Волге в имение калмыцкого князя Тюменя, где провел 17 и 18 числа в осмотре быта калмыцкого народа, их народных плясок, разных увеселений и конских скачек, откуда возвратился в Астрахань в ночь на 19 число. Утром 19 числа занимался описанием того, что видел и что было ему показано, обедал в своей квартире, а вечер провел у атамана астраханского казачьего войска генерал-майора Беклемишева; 20 числа поутру ездил в персидские лавки и покупал азиатские вещи, обедал у г. статского советника Струве, где провел и вечер; 21 числа утром писал письма в Петербург, Москву и Париж, куда также отправил по почте брошюру своих путевых впечатлений о России, обедал у лейтенанта Петриченко, с женой которого познакомился на пароходе «Верблюд»; вечером 21 и утром 22 числа занимался составлением путевых записок и приготовлением к поездке; окончив занятия, поехал с прощальными визитами к генерал-майору Беклемишеву и управляющему губернией, а в 4 часа пополудни выехал по частной подорожной, взятой в Астрахани, в г. Кизляр, откуда намерен проехать через укр. Темир-Хан-Шуру, Тарки, г. Дербент, креп. Баку, г. Шемаху, Елисаветполь и Тифлис. По этому пути астраханский военный губернатор снабдил его открытым предписанием на взимание безопасного конвоя: путь же этот избрал г. Дюма потому, что по позднему осеннему времени, или по иным причинам, ни один пароход не мог в скором времени отправиться в море.

Как при прежних посещениях иностранцами г. Астрахани, так в особенности и при этом случае управляющий губернией г. статский советник Струве старался оказываемым вниманием привлечь этого иностранца к себе для удобнейшего за действиями его надзора и во избежание излишнего и может быть неуместного столкновения с другими лицами или жителями: ежели и случалось, что г. Дюма бывал в другом обществе, то никогда иначе как в сопровождении особого от управляющего губернией чиновника или полиции, и все это устраивалось весьма благовидно под видом гостеприимства и оказываемого внимания.

Во время нахождения г. Дюма в Астрахани, он вел себя тихо и прилично, но заметно разговоры его клонились к хитрому разведыванию расположения умов по вопросу об улучшении крестьянского быта и о том значении, какое могли бы приобрести раскольнические секты в случае внутреннего волнения в России. Я узнал от статского советника Струве, что он отказал г. Дюма в выдаче заграничного паспорта потому, что г. Дюма перед отъездом за границу будет в Тифлисе, где и может получить заграничный паспорт от наместника кавказского. Кроме сего имею основание думать, что управляющий губернией об образе мыслей и любимых предметах разговора г. Дюма поставил в известность наместника кавказского, так как узнал я, что от статского советника Струве отправлена на этих днях эстафета в Тифлис, а по наведенным мною в разных его канцеляриях справкам, по делам в отправлении эстафеты к наместнику кавказскому не представлялось никакой надобности и об ней не имеется нигде официальной переписки».

АСТРАХАНЬ

Город, административный центр Астраханской области. Старейший экономический и культурный центр Нижнего Поволжья и Прикаспия. Расположен в верхней части дельты Волги, на 11 островах Прикаспийской низменности, в 1411 км от Москвы. Высота центра города над уровнем моря составляет −23 м. Численность населения — 532 699 человека (2015), в 1856 г. — 34 600 человек.

Согласно наиболее распространенной версии, название города происходит от его изначального названия — Хаджи-Тархан. «Хаджи» в переводе с тюркских языков означает «праведный человек», «тархан» — «место без податей». Хаджи-Тархан можно перевести как «место дарованное праведному человеку».

Город возник примерно во второй половине XIII в., как зимняя ставка Сартака — сына хана Золотой Орды Бату. О ней упоминает Гильом де Рубрук, который проезжал через дельту Волги в 1254 г. В 1333 г. город в то время именовавшийся Хаджи-Тарханом посетил знаменитый арабский путешественник Ибн Баттута. Средневековые карты помещают Хаджи-Тархан на правом берегу Волги, несколько выше центра нынешней Астрахани (в настоящее время городище «Шареный бугор»). Находясь на пересечении торговых путей город быстро стал центром торговли Золотой Орды.

В 1395 г. город был разграблен и сожжен армией Тамерлана. Вновь отстроен лишь в 1459 г. с образованием Астраханского ханства, столицей которого он и стал. В первой половине XVI в. Астрахань вошла в сферу интересов могущественных соседей — Московского государства, Турции, Крымского ханства и Ногайской Орды. В 1533 г. астраханский хан заключил с Московским государством торгово-политический договор о союзе и взаимопомощи. В 1552 г. пришедший к власти хан Ямгурчей расторг договор, результатом чего стал поход 30-тысячного русского войска на Астрахань. Через два года Астрахань была взята, в ханом стал русский ставленник Дервиш-Али. В 1556 г. он заключил союз с крымским ханом и перебил всех русских в Астрахани. В ответ на что Иван Грозный вновь захватил город, ликвидировал Астраханское ханство, а его земли включил в состав Российского государства. Старый город был разрушен до основания, а новый заложен на противоположном, левом берегу Волги в 1558 г. Астрахань стала для Российского государства не только мощным военным форпостом на юго-востоке, но и главными торговыми «воротами» в Азию.

В 1670 г. жители Астрахани впустили в город Стеньку Разина и организовали народное самоуправление. Через год царский воевода осадил крепость, а спустя два с половиной месяца взяли ее. Эпидемия чумы 1692 г. унесла жизни более 10 тысяч человек из 16 тысяч жителей города.

Интенсивнаое развитие города начинается в петровские времена. В 1717 г. была образована Астраханская губерния, примерно совпадавшая с современными границами Приволжского федерального округа. Астрахань получила статус губернского города. В 1897 г., по данным переписи, в городе жили 112 880 человек. Родным языком указывали: русский — 86 563, татарский — 15 355, армянский — 4 038, еврейский — 2 115, немецкий — 1 573.

Октябрьская революция привела к двухнедельным уличным боям в городе в феврале 1918 г., в результате которых большевики разбили силы антибольшевистски настроенного казачества и установили власть Советов. Летом — осенью 1919 г. на подступах к Астрахани разгорелись ожесточенные бои Гражданской войны.

Летом 1942 г. гитлеровские войска подходили к Астрахани на расстояние 100–150 км. Сплошной линии фронта не существовало, в калмыцкой степи велась маневренная война. Люфтваффе бомбила речные суда на Волге, несколько бомб упало на город. Астрахань в ходе войны являлась важным перевалочным пунктом горюче-смазочных материалов с Кавказа и западного Прикаспия по пути в центральную Россию. В городе было сосредоточено много госпиталей.

В послевоенные годы индустриализация города продолжилась. Согласно новому генеральному плану в городе разбиты новые парки, сформированы площади, реконструирована набережная Волги и реставрирован кремль, построены новые жилые микрорайоны…

«...к моему глубокому отчаянию, тщетно искал я в Астрахани те великолепные ткани из Индии и то богатое оружие из Хорасанa, что рассчитывал там найти; в Астрахани остается едва ли не пять-шесть персидских лавочек, и там ценят, если их посещают; ни одна из них не достойна назваться магазином».

«Первая семья, которой нас представили, или, вернее, представленная нам, была армянской: отец, мать, сын и три дочери. Эти отважные люди потратились, чтобы нас принять. Мы увидели сына у печи, занятого приготовлением шашлыка - в свое время расскажем, что такое шашлык — тогда как три дочери и мать ставили на стол разные конфитюры, в том числе из винограда трех-четырех видов. Меня заверили, что в Астрахани насчитывается 42 сорта винограда. Что касается варенья, сомневаюсь, что в мире есть народ, который готовит его лучше, чем армяне».

«...каждый татарин держит в доме свой гарем, ревнителем которого является, тем более в средних слоях, потому что гарем ограничивается четырьмя законными женами, разрешенными Магометом. Наш татарин набрал это количество; только в числе четырех женщин у него была негритянка с двумя негритятами. У других трех женщин был свой контингент детей общим числом до восьми-десяти; все это бегало, копошилось, скакало на четвереньках по-лягушачьи, проскальзывало под мебелью, подобно ящерицам, в едином порыве удрать подальше от нас. На заднем плане по рангу в одной шеренге стояли четыре женщины, одетые в свои лучшие женские наряды, можно сказать, под защитой их общего супруга, который держался перед ними как капрал перед взводом. Все это было заключено в комнатке площадью 12 квадратных футов с единственной мебелью — большим диваном и большими деревянными сундуками, инкрустированными перламутром, столько раз помянутых в "Тысяче и одной ночи" как тара для перевозки товаров и, главным образом, как место, чтобы прятать любовников. За несколько минут мы составили представление о счастье полигамии и радостях гарема, и поскольку с нас было довольно вида мусульманского блаженства, вышли глотнуть воздуха, несколько менее насыщенного азотом и углекислым газом».

«Большие рыбные ловы на Волге, дающие икру и соленую рыбу для всей России, — ими занимаются и русские, и вообще люди Востока: татары, персы, грузины и армяне — подразделяются на три отчетливые периода. Первый — с конца марта по 15 мая, то есть со времени ледохода до половодья. Называют его периодом нереста, потому что, действительно, обилен икрой, а также визигой и клеем. Второй охватывает июль-август, то есть время, когда вода вернулась к обычному уровню, и рыба, исполнив долг, возвращается в море. Третий — тот самый, ради которого мы приезжали, длится с сентября до ноября; в этот сезон Волга, кроме осетра, дает белугу и севрюгу... Мы посетили одно из самых значительных в крае заведений рыбной ловли; одинокие обиталища рыбаков образовывали небольшую деревню из сотни домов. Рыбаков предупредили с утра, так что они медлили поднимать снасти с рыбой, ожидая нас... Менее чем за полтора часа мы выбрали 120–130 рыбин разного размера... Для нас приготовили икру самого большого осетра из пойманных; животное могло весить 300–400 килограмм; его икра заполнила восемь бочонков примерно по десять фунтов... Есть два объекта внимания, ради которых самый скупой русский всегда готов совершать безумства: икра и цыганки».

  • Казань

  • Нижний Новгород

  • Волгоград