Казань

Продолжить

Вечером 7 октября 1858 г. Дюма в сопровождении Ильи Грасса (зать Николая Брылкина — управляющего пароходным обществом «Меркурий») на пароходе «Лоцман» прибыл в Казань. Здесь он провел шесть дней, больше, чем где бы то ни было во время его путешествия по Волге. Жил Дюма в гостинице пароходного общества «Меркурий», недалеко от мемориала русским воинам, павшим при взятии Казани.

В своем путевом дневнике Дюма перемежает экскурсы в историю Казани с описанием своих прогулок по городу. Первая из них была посвящена мемориалу русским воинам, павшим при взятии Казани, произведшим на писателя сильное впечатление.

После визита к интенданту Яблоновскому, у которого Дюма раздобыл палатку для будущих ночевок в степи, Дюма в сопровождении Яблоновского посещает кремль. В реальности интендант был полицейским полковником Жуковским, которому (как и полицейским в других городах, которые посещал Дюма) было поручено присматривать за гостем.

После кремля Дюма идет смотреть лавки. Во время шопинга он якобы случайно встречает О.М. Кавалевского — ректора Казанского университета и принимает его предложение посетить университет. На самом деле визит Дюма в Казанский университет был спланирован заранее. По этому случаю все студенты были освобождены от занятий. Большое впечатление на Дюма произвел университетский анатомический музей.

В перерыве между прогулками по городу Дюма принял участие в охоте на зайцев, организованной специально для него в 30 верстах от Казани.

В ночь с 12-го на 13-е октября на пароходе «Нахимов» Дюма отплыл в сторону Астрахани.

Среди невошедших в книгу Дюма событий, произошедших в Казани, есть несколько любопытных. Так, например, он посетил книжный магазин, где продавались только произведения Дюма; на вопрос «А где другие авторы?» хозяин ответил: «Все распродано». Визитом Дюма в Родионовский институт для благородных девиц его начальница, Е.Д. Загоскина, осталась очень недовольна «как по причине весьма неопрятного одеяния, в котором Дюма к ней приезжал, так и по причине неприличных выражений его, употребленных им в разговоре с нею» (генерал-лейтенант Львов, начальник 7 округа жандармов).

КАЗАНЬ

Административный центр Республики Татарстан, «третья столица России», один из крупнейших религиозных, экономических, политических, научных, образовательных, культурных и спортивных центров России. Город расположен на левом берегу реки Волги, в устье Казанки, в 820 км к востоку от Москвы. Согласно самой распространенной версии, название происходит от слова «казан», которое в переводе со многих тюркских языков означает «котел». Численность населения — 1 205 561 человек (2015, 48,6 % русских, 47,6 % татар), в 1858 г. — 61 000 человек.

Город возник в начале X в. как крепость на северных рубежах Волжской Булгарии. В XIII–XIV вв. Казань активно развивается, становится важным торговым и политическим центром в составе Золотой Орды. Росту города среди прочего способствует удачное географическое положение на пересечении крупных торговых путей, соединяющих Восток и Запад. Первое письменное упоминание о городе встречается в Рогожском летописце (1391). Тогда он назывался Булгар аль-Джадид (Новый Булгар).

В 1438 г. золотоордынский хан Улу-Мухамедд, захватив крепость, превратил ее в столицу Казанского ханства. В 1552 г. после череды войн Казань была взята войсками Ивана Грозного, территория Казанского ханства вошла в состав Московского государства. Город был полностью разрушен. В 1556 г. началось строительство Казанского Кремля. Окружавший его посад был заселен русскими, а казанские татары были выселены за стену деревянного посада, за протоку Булак, где впоследствии возникла Старо-Татарская слобода.

В 1579 г. в Казани была обретена Казанская икона Божией Матери — одна из самых чтимых икон в Русской православной  церкви.

В 1708 г. Казань получила статус административного центра Казанской губернии. Город стал образовательным и культурным центром Поволжья: в 1758 г. здесь открылась первая в России провинциальная гимназия, в 1771 г. — первые медресе, в 1791 г. появился постоянный театр, в 1804 г. создан третий в России Казанский университет.

В годы Гражданской войны за Казань велись ожесточенные бои. В 1920 г. город стал столицей Автономной Татарской Советской Социалистической Республики. В 1930-е гг. началась интенсивная индустриализация Казани, сопровождавшаяся быстрым ростом численности населения.

В годы Великой Отечественной войны в Казань были эвакуированы крупные заводы. После войны активное развитие города продолжилось. В 1979 г. численность населения города превысила 1 миллион человек. В 2005 г. Казань торжественно отметила свое тысячелетие. К этой дате были сооружены Казанский метрополитен, мост Миллениум и ряд других объектов, Казанский Кремль вошел в Список памятников всемироного наследия ЮНЕСКО.

«На протяжении всего века история Казани — лишь долгая борьба между татарами и русскими и цепь убийств местных правителей русскими, или русских правителей туземцами. В этот период развертывается темная, но в высшей степени — народная легенда о царице Сююмбеке. Так же, как на Кавказе все замки построены царицей Тамар, так в Казани есть дворец царицы Сююмбеке, башня царицы Сююмбеке, могила царицы Сююмбеке. В общем, это дань уважения народов последним суверенам, представлявшим их национальность».

«Казань, сожженная в 1774 году Пугачевым, казаком, который пытался выдать себя за Петра III, и был препровожден в Москву и показан народу в железной клетке, была вновь отстроена, по приказу Екатерины, и вновь сожжена в 1815 году. В пламени погибли 22 церкви и 3 монастыря. Это все объясняет, почему сегодня Казань с ее восточными сувенирами и мусульманским преобладанием — совсем русский город, где 980 улиц, 10 мостов, 4 плотины, 4300 домов, 58 церквей, 4 кафедральных собора, 4 монастыря, 10 мечетей, 2 отеля для туристов, 7 постоялых дворов, 2 трактира и 50244 жителя, 15 тысяч из которых являются магометанами, а остальные – христианами...»

«Казань будто стоит среди огромного озера и со своим старым кремлем, не тронутым ни одним пожаром, и колокольнями 62-x храмов являет вид один из самых фантастических. Но что поражает, прежде всего, — это величественная масса — памятник, воздвигнутый в честь русских, павших при штурме; он датируется 1811 годом, не относится, думаю, ни к какой известной архитектуре и, благодаря своей форме, приземленной и мрачной, находится в полной гармонии со скорбным замыслом, выношенным архитектором».

«Итак, я не знаю ничего, в самом деле, более живописного, чем необъятный, почти полностью деревянный, ряд домов, построенных по другую сторону рва и глядящих в поля тысячью окон. Каждый вечер эти разноцветные окна зажигают праздничную по виду иллюминацию. Предместья располагаются по эту сторону рва; у берегов озера Банного и Черного почти все жители пригорода — татары; однако, поскольку в их среде находится какое-то количество православных русских, то у тех есть церковь. Церковь и мечеть соприкасаются, олицетворяя братство между крестом и полумесяцем, какое найдешь, вероятно, только в Казани».

«Магомет, как известно, запрещает вино, но при некоторых болезнях он его все-таки разрешает как лекарство. В Казани торговцы вином на своих вывесках пишут: «Бальзам», «Аптека». Татарин, заболевший желанием выпить, заходит в аптеку, выпивает под видом лекарства бутылку вина и уходит исцеленным. Магомету нечего сказать: это был больной, а не пьяница».

«Естественно, мы начали с кремля. Предание гласит, что самая высокая четырехугольная пирамидальная, в пять ярусов башня была построена Иваном IV из обломков разрушенных им мечетей. Показали там и другую, чуть ниже, за которой народ закрепил название башни Сююмбеке. Затем пришла очередь большого кафедрального собора, построенного в 1552–1562 годах опять-таки Иваном Грозным. Иван Грозный и цapицa Сююмбеке — два популярных казанских персонажа, один, потому что творил зло, вторая, потому, что делала добро… Там хранят чудотворную икону, известную всей России под названием Казанской Богоматери, и мощи архиепископа Гурия в гробу из позолоченного серебра. Все русские церкви построены по одной и той же модели: это — пять куполов, четыре малых и один большой; самые маленькие или самые большие, больше или меньше позолочены — в этом вся разница».

«Большая торговля Казани заключается в торговле кожами и пушниной. Никакой город в мире, полагаю, не выделывает кожу так, как Казань; я увез оттуда три-четыре вида изделий рабочих рук — настоящую диковину: ягдташ, подаренный Яблоновским; патронташ, ружейные ремни и сапоги, которые я запросто купил в магазине и которые даже в России — кстати, стране превосходных кож — через 100 лье пути все еще целы, тогда как во Франции результата подобного рода достигают самым бережным обращением с обувью».

«Казанский университет такой же, как все университеты: в его стенах — библиотека на 27 тысяч томов, которые никто не читает; 124 студента, которые работают как можно меньше; кабинет естественной истории, который посещают одни иностранцы, и в котором содержится, однако, единственный в мире экспонат, один из тех утробных плодов, который Спалланцани столько искал у пастухов Сицилии и который, несмотря на все их старания, они не сумели помочь ему раздобыть; это — монстр с телом козы и головой человека. Но вот этот феномен изучен, и я приглашаю любителей легенд велеть мне рассказать им историю двух скелетов, что находятся в глубине одного из залов и предстают перед посетителями в очень манерных позах. Судорога, что поразила их кости, пояснил ректор, свидетельствует о мучительной смерти... Скелеты, кости которых сохранили экспрессию боли, — большой и маленький. Они принадлежали двум убийцам, известным преступлениями всей Казанской губернии. Большой — дезертир, бежавший из каторжного полка, бежавший с каторги, звался Спайкин [Чайкин]. Маленький, простой крестьянин, с бросающимися в глаза диспропорциями, носил фамилию Беков [Быков]».

«В Университете встретились с самым главным начальником полиции, который прибыл предоставить себя в наше распоряжение. Повторяю то, что, по меньшей мере, не ново, если только некто совершено несведущ: я не знаю путешествия более легкого, удобного и приятного, чем путешествие по России. Знаки внимания всякого рода, предложения всех видов теснятся на пути, и все доступно. Добавим к этому, что каждый благовоспитанный человек, высший офицер, видный негоциант говорит по-французски и вполне серьезно в момент, подходящий для того, чтобы предложение было принято, предоставляет в ваше распоряжение свой дом и экипаж».

  • Калязин

  • Углич

  • Нижний Новгород