Кострома

Продолжить

В Кострому Дюма прибыл 4 октября 1858 г. Сойдя на берег, он поехал в Ипатьевский монастырь, где сосредоточил свое внимание на доме Романовых (в процессе экскурсии Дюма рассказывает историю метрополита Филарета и первого русского царя из династии Романовых — Михаила Федоровича). На обратном пути, проезжая по Сусанинской площади, Дюма видит памятник царю Михаилу Федоровичу и крестьянину Ивану Сусанину (демонтирован в 1934 г.). О подвиге последнего он рассказывает очень подробно и красочно.

КОСТРОМА

Город, административный центр Костромской области. Расположена на обоих берегах Волги (Горьковского водохранилища), у старого устья реки Костромы, в 65 км от Ярославля, в 105 км от Иваново и в 301 км к северо-востоку от Москвы. Основан в XII в. Численность населения — 276 090 человек (2015), в 1856 г. — 14 834 человек. Исторический центр города в основном сохранил образцовый в своем роде ансамбль эпохи классицизма (конец XVIII — XIX в.). У впадения Которосли в Волгу расположен Ипатьевский монастырь — один из самых почитаемых в России.

Относительно происхождения топонима существует несколько версий. «Костра́» (или «костри́ка») в восточнославянских диалектах обозначает солому для сжигания, а собственно «Кострома» — ритуальную соломенную куклу, которую сжигали в Семик или Петров день («похороны Костромы»). Согласно финно-угорской версии, «Кострома» означает «Земля возмездия», от фин. kosto — «месть», фин. maa — «земля».

Древнейшие из обнаруженных археологами артефактов на территории современной Костромы относятся к бронзовому веку (II тыс. до н.э.). Во второй половине I тыс. здесь существовало селище финно-угров. XI веком датируется первый костромской кремль. Официальной датой основания Костромы считается 1152 г. Первое летописное упоминание датируется 1213 г.

В середине XIII в. город становится столицей Костромского удельного княжества, а в бытность Василия Ярославича великим князем владимирским (1272–1276) — столицей всей Северо-Восточной Руси. В 1364 г. Кострома вошла в состав Московского государства. В Смутное время Кострома была дважды взята отрядами польского пана Лисовского и подверглась страшному опустошению. В 1613 г. в Костромском Ипатьевском монастыре был призван на царство Михаил Федорович Романов. В XVII в. Кострома по своему экономическому развитию и численности населения занимала третье место после Москвы и Ярославля.

В результате петровских реформ Кострома в 1708 г. стала провинциальным городом Московской губернии. В 1767 г. Екатерина II учредила герб Костромы с изображением галеры «Тверь», на которой она прибыла в Кострому. После пожара 1773 г. был основательно перестроен кремль и близлежащие кварталы. В 1778 г. Кострома стала центром Костромского наместничества. В 1781 г. Екатерина II утвердила генеральный план застройки Костромы, по которому были засыпаны оборонительные рвы, срыты земляные валы, началась застройка города торговыми рядами и гражданскими зданиями. C середины XVIII в. началось развитие Костромы как текстильного центра. В 1796 г. указом императора Павла I город стал центром Костромской губернии.

В 1913 г. в Костроме широко отмечалось 300-летие дома Романовых. К визиту императора Николая II с семьёй был благоустроен центр города, построен целый ряд гражданских сооружений.

В 1929 г. постановлением ВЦИК СССР Костромская губерния была упразднена, ее территория вошла в состав сначала Ивановской, затем Ярославской области. В 1944 г. Кострома получила статус административного центра вновь образованной Костромской области. В процессе индустриализации, помимо текстильной и деревообрабатывающей промышленности, в Костроме развитие получили энергетика, машиностроение и металлообработка, радиоэлектроника и приборостроение.

«Мы вскочили на дрожки, которые крутым склоном вывезли нас наверх. Так как монастырь Св. Ипатия был наиболее удаленным пунктом в нашей экскурсии, начали со Св. Ипатия. Среди монастырей России он то же самое, что одна из гор Швейцарии, одно из озер Финляндии, один из вулканов Италии. Приходит время, когда горы, озера, вулканы становятся лишь уделом сознания, не более того; их постоянно посещают, но больше не описывают. Пусть читатель успокоится, он почти избавлен от описания всех тех монастырей, какие нам осталось еще посмотреть, включая монастырь св. Ипатия. Что касается дома Романовых, то это другое дело; история пробует на нас такие чары, что невозможно пройти мимо исторического места, чтобы там не задержаться».

«Что же до Сусанина, памятник которому был третьим объектом нашей высадки в Костромe, то это еще и памятник русской признательности не просто человеку из народа, но крестьянину. Взятый в качестве проводника поляками при их проходе через деревушку Карабаново, вместо того, чтобы вывести армейский корпус, что ему доверился, на Московскую дорогу, о чем он получил приказ, он увлек его на проселки и завел в глубину одного из этих огромных русских лесов, где, раз заблудившись, чужеземец, как и в девственных лесах Америки, не отыщется, если не чудо. Забравшись в лесную глушь, Сусанин признался полякам, что не просто заблудился, но сбился с дороги в намерении всех погубить. Ни угрозы, ни побои не могли с тех пор принудить его вернуть врага на дорогу. Сусанин пал под ударами, но его не смогли заставить сдвинуться с места. Его последний вздох отнял у поляков их последнюю надежду».

  • Калязин

  • Углич

  • Речное